Jump to content

Помню...


GAZ-67
 Share

Recommended Posts

Очень рад появлению в мире DCS модуля про МиГ-21. Всё заработало, ФПС нормальный, визуально всё очень здорово! Надеюсь, тема пригодится для общения с теми, кто этот замечательный самолёт-солдат пилотировал в реальности, был инженером, техником или механиком ТЭЧ, как я и мои друзья-товарищи в неблизких уже 80-х...

 

0_12d401_ab1ba922_orig

 

0_12d402_afc03808_orig

 

0_12d403_5d91aea_orig

 

Большущее спасибо всем, кто потрудился для второго рождения этой машины, для начала её новой жизни в волшебном мире виртуальной авиации, где сбываются мечты и живут воспоминания!

  • Like 1

Corei7 990X EE, 3597 MHz; Gigabyte GA-X58A-UD5 v2; 24 Гб DDR3-2000; Gigabyte GF GTX1080Ti; Звук X-Fi Titanium - Fatal1ty Pro. Series + АС90Вт "Радиотехника"; БП Chieftec 1кВт; NEC LCD2470WVX; Logitech G940; TrackIR 4 PRO + TrackClip PRO; Win7 SP1 64bit

Link to comment
Share on other sites

ПЕРВЫЙ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ВЫЛЕТ pdf_button.png printButton.png emailButton.png Рейтинг пользователей:rating_star.pngrating_star.pngrating_star.pngrating_star.pngrating_star.png / 6

Krukov_18.jpg

Олег КРЮКОВ,

выпускник ХВВАУЛ 1980 г.

 

 

 

 

КАК Я ВЫЛЕТАЛ САМОСТОЯТЕЛЬНО НА Л-29



1977 год. Незабвенное Харьковское ВВАУЛ. 1 курс. Мне 18 лет. Полон благих надежд и романтики! Сдали все экзамены и зачёты на допуск к полётам. Кстати, допускали раньше к полётам с оценкой не ниже «хорошо», не то, что сейчас! Рвёмся в бой – лЯтать! Вроде всему научили! Заодно на первом курсе научили и курить (до 18 лет не курил, даже тошнило, когда батя рядом дымил), и выпивать, и баб тра-та-та. (Что мне понравилось более всего из того, что было названо перед этим! Я и сейчас ЭТО люблю!). В общем, такой нормальный облик современного курсанта-первокурсника, времён развитого социализма 70х годов.

Выдали нам всю лётную амуницию (куртки, правда, лётные старые дали – ну и правильно: многих списали – чуть ли не половину курсантов).

Посадили на поезд. Едем.

Март месяц, везде ещё лежит снег. Пункт назначения – село Пальмира в Черкасской области. Забытый богом край! Рядом никакой цивилизации. Кушари, одним словом!

Зато название какое – ПАЛЬМИРА!

Ехали на поезде до ж/д станции Гребёнка.

Пока сидели на станции в ожидании транспорта за нами, все назюзюкались местным разливным пивком – редкая гадость! Как потом оказалось, вода у них сильно мягкая – щелочная. Руки даже никак не отмоешь от мыла.

Прибыли «Уралы». Загрузились. Едем на филд Пальмира.

Когда приехали на место, ахнули! Единственное каменное здание – столовая. (Особая радость – мы ж теперь на лётной пайке! Не то, что в училище жрать жаренную ржавую селёдку с синим жидким картофельным пюре и стаканом компота.) Второе здание из досок – учебный корпус (методические классы, там же штаб и комнаты для житья-бытья инструкторского состава). И УСЁ! Больше никаких строений, даже землянок нет! На улице – морозец, снежок лежит. Действительно – приехали! И где же нам обитать между учёбой и полётами? Куда своё бренное, уставшее после лётного дня молодое натренированное и любимое тело швырнуть на отдых?

Все в шоке. Смотрим на нашего комбата.

Кстати, маленькое отступление! Вспомнил про комбата! Полковник Грачёв Ким Прокофьевич. Душа человек. Заботился о нас – как о родных детках!

Стоим как-то на построении в училище, комбат читает нам очередную лекцию.

— Вот был у меня брат родной. Тоже зимой бегали с ним без шапок. Брата уже нет, так как он заработал менингит. А от менингита или умираешь или остаёшься дураком на всю жизнь!

Весь курс лёг на плац от смеха. Между прочим, жив батяня-комбат до сих пор, восьмой десяток уже! Видел его в прошлом году в Харькове, работает охранником на стоянке возле Дворца Спорта.

…Ну, ладно! Смотрим, значит, мы на него, ждём его мудрое командирское решение! Сейчас Грачёв махнёт рукой, скажет своё начальственное волшебное слово и всё тут же появится! Он его, мудрое командирское волшебное слово и сказал:

— Копайте себе землянки, мать вашу! Чего стоите!

Мы опять в шоке: просвещённый ХХ век! И как лётное училище после войны!

Расчертил он нам «жилой городок», как Пётр Первый разметил будущий Санкт-Петербург. И начали мы строить, то бишь копать!

Выкопали квадратные ямы на каждые четыре курсантских фейса по одной, метра два в глубину. (Всё! Бомбардировка нам не страшна!) Обложили по периметру кирпичом (кому досталось). А так – в основном, какими-то старыми щитами. Сверху поставили палатки (чтобы дождём не заливало). И назвали их для красоты «землянками». Романтика!

Спали, конечно, одетые: лётная демисезонная куртка, сверху – одеяло пэша, родная курсантская шинель, на голову – шлемофон с очками (чтобы она, родимая, не мёрзла) и обязательно кислородную маску цепляешь. (Шланг гофрированный можно под одеяло и дышать тёплым воздухом, может, ещё чем для разнообразия!) Некоторые чудили – даже ППК одевали! Фильмы ужасов сейчас показывают – это детский сад! Короче, при таком сне курсанты готовы по первой команде сразу в бой, то есть в полёт, когда научат.

30_Palmira1977.jpg28_posle_poletov.jpg

<1>> Таким был автор рассказа перед первым самостоятельным вылетом. Пальмира, 1977 г.

<2>> Олег Крюков с сотоварищами после полётов. Как молоды мы были... И вся жизнь впереди!... Фото из архива автора.

Начали летать. Летали тогда много. Шесть смен в неделю, даже субботу иногда прихватывали. Понятно – плановая экономика! Наверху боролись за выполнение очередного пятилетнего плана по нашему налёту. У каждого после первого курса был налёт где-то по 50-60 часов. А после четвёртого – около 200 часов! Вот так вот, господа капиталисты! А сейчас вы такой налёт можете курсантам обеспечить?

Запомнился третий полёт! Инструктор мой ст. лейтенант Славин Н. приболел и со мной полетел кэзэ капитан Круппенчиков. По заданию у нас – ознакомительный полёт в зону: неглубокие виражики, змеечки там, короче, чепуха всякая. Кэзэ сидел-сидел, молчал-молчал, затем, видно, решил взбодриться после похмелья. (Пил, хад, по-чёрному, за что потом и выгнали из армии!)

— Эй, хватит х*рнёй заниматься! Давай комплексы крути!

Я в прострации! Обороты на максимал, гребу до 4000 м. Думаю: а что это такое, «комплексы»? Тут лихорадочно пытаюсь вспомнить аэродинамику Раевского: ага! переворот – петля – полупетля. Морщу лоб под шлемофоном, чтобы припомнить, как это делается и главное – параметры... Но вспомнить ничего не могу! Всё забыл, что когда-то читал и писал! Переворот с горем пополам и жёсткими матами от кэзэ по СПУ кое-как сделал. А дальше же петля! Пипец! Потянул резко, глазоньки мои... и за-а-акрылись (от перегрузки около 6 g!) В общем, блек словил! Слышу только:

— Тяни, сука, тяни-тяни-тяни, бл*дь! Тяни!..

Уфф!.. Открылись очи лишь в верхней точке! Потом камнем вниз! А дальше же – полупетля! Как её делать – а хрен её знает! Никто мне ничего не показывал! И, как назло, всё теоретическое из башки вылетело!

Тяну на полупетлю! Опять глазки закрылись! Помню только, что когда-то надо делать полубочку вверху! А... когда – не помню! Зараза! Говорил препод: учите аэродинамику! Не послушались, неслухи!

Короче, я ему крутанул полубочку с закрытыми глазами где-то градусов за 40 до горизонта и с отрицательной перегрузкой! Это был полный пипец! Нам обоим! Во-первых, хорошо ударился башкой о фонарь! (Учили же: крепче привязывайся! Опять всё мимо ушей, сука!) Во-вторых, повисли оба на ремнях, весь мусор и пыль с пола – перед фейсом...

В общем, взбодрил я тогда кэзэ хорошо! И он моментом протрезвел! Когда же он пришёл в себя от моего чкаловского пилотажа, он стал меня взбадривать: до самой посадки все 15 минут по СПУ я запоминал (себе на будущее) весь русский матерный запас слов на всю оставшуюся жизнь. Такое доходчивое народное методическое обучение из задней кабины любимого кэзэ!

После посадки капитан спрашивает:

— А чё, тебе ни разу Славин не показывал ни петлю, ни полупетлю?

— Да нет, — говорю. — У меня ж третий полёт тока!

— Ааа! Всё равно – долбо*б! Иди, копай яму! Вечером доложишь!

Ну и ещё пару ласковых слов в напутствие!

Шо у них за методика была в Кручанском полку: если виноват – копать яму два на два и на три в глубину? В конце наших полётов всё поле за лагерем в ямах было – как после бомбёжки какой-то! Во, археологи потом будут гадать: шо здесь було и зачем столько ям?

Я, кстати, когда уже был кэзэ и одновременно секретарём парторганизации аэ никогда не унижал курсантов чем-либо! Хотя курсачи у других командиров плакали после грубой ошибки в полёте, знали, что наказание будет суровым. Один неслух у меня вёл протоколы собраний парторганизации, другой – конспектировал партсъезды и классиков марксизма-ленинизма для меня! (Не зря, кстати! Потом он стал замполитом!) Третий был личным механиком и мойщиком моей новой ВАЗ-21005. Ну и т.д.

Но вернёмся в моё курсантское прошлое!

32_W.Krucha1978.jpg

<< [Влюблённый в небо. Олег Крбков на берегу р. Удай. Великая Круча, 1978 г. Фото из архива автора] >>

...Июнь 1977 г. Мой первый самостоятельный вылет. Перед этим отлетал пять добавочных контрольных кругов с инструктором. («Для отработки выравнивания!» — как сказал комэск Улько.) Сдал все зачеты перед самостоятельным: инженеру, комэске, начальнику ПДС и штурману.

Самое тяжкое было сдать зачёт штурману аэ майору Сологуб по району полётов и прочую штурманскую муть! Четыре подхода уже было. А зачёт никак не получу!

— На тебе чистый лист и рисуй кроки аэродрома и все ориентиры в радиусе 100 кэмэ со всеми городами, сёлами, речками и дорогами!

Тут вылетать пора, а всё ходишь к нему, ходишь, рисуешь и рисуешь! Да всё никак не нарисуешь так, как его штурманской душеньке будет угодно! Никого, хад, с первого раза не пропускал! Все курсанты боялись с ним летать: вдруг спросит в полёте название какой-нибудь богом прип*зденной деревеньки, а ты не успеешь её на карте подсмотреть!

А спрашивал он так! Летишь с ним, бывало, он ра-а-аз – резко так крен вправо или влево:

— Что за деревня?

Пять секунд молчишь – всё! Яма тебе обеспечена на вечер! Даже ночью копали! Сука!

...Так! Попытка номер пять оказалась удачной! Сдал ему район полётов!

Полетел на проверку (слава богу!) с зам. командира аэ Шимко. По мне – так слетал нормально с ним! Он, конечно, после полёта меня вздрючил: там плохо, тут не хорошо.

Потом махнул рукой:

  • Like 4

Подписи ,росписи , в зону ППК.

Link to comment
Share on other sites

— Пшёл вон! Лети! Жить, сучка, захочешь – сядешь!

Ну, нормальное такое, обычное, ласковое инструкторское напутствие перед первым самостоятельным полётом! Но, хад, как в корень смотрел этим своим «жить захочешь – сядёшь!» Но об этом чуть ниже.

Я ж довольный – рот до ушей – помчался в класс предполетной подготовки выкладывать ВЫЛЕТНЫЕ сигареты в виде позывного «31». Ну и ещё пару пачек на стол – пусть курят, радуются, черти, за меня! Приготовил и инструктору блок «КАЗАХСТАНСКИЕ» и проверяющему «ЯВА», фабрики «Дукат». Спасибо маме, что прислала (где она их в Усть-Каменогорске тогда достала – вот загадка для детей!)

Всё! Подготовили мне самолёт, заправили его под заглушку. Завязали в задней кабине ремни. Я запустил движок.

Вырулил.

Взлетел. САМ!

По большому кругу дали 1200.

Лечу и ору в кабине – аж голос сорвал! Пою песни!

Я САМОСТОЯТЕЛЬНО УПРАВЛЯЮ РЕАКТИВНЫМ САМОЛЁТОМ!

Оглядываюсь на заднюю кабину – аж не верится, что там никого нет и никто меня матом оттуда крыть сейчас не будет! Зажал СПУ (проверил сначала несколько раз, обернувшись: не снится ли?) и матерю всеми словами, какие уже выучил по их, кручанской методике, всех своих командиров и начальников за все обиды от них, выкопанные ямы и невзгоды! Х*й вам всем! Я вылетел самостоятельно!

Минут десять, наверное, орал и пел. Ну и...

Дурик! За своим ором не услышал, что старт они там, на земле поменяли на противоположный, пока я песни свои орал и матами их всех обкладывал! Хотя, в принципе, нельзя было при самостоятельных полетах курсантов, пока они в воздухе, менять старт! Что АРК дернулось и переключилось на ДПРС с обратным стартом, что круг поменяли с правого на левый – ни черта не заметил и не услышал! Эйфория все глаза и весь слух забила от полёта, что, значит, сам лечу!

На земле меня тоже забыли переспросить: понял ли я, что старт поменяли! Не подсказали ни РП, ни ПРП, ни РСП, ни ОБУ с КП. И лечу я теперь всем против шерсти, а никто не видит! И я этого не замечаю! В общем, как всегда – бардак в авиации! У них там, на земле, подул сильно попутный на посадке, они и поменяли быстренько старт, и летайте, кто как хочет! Разбирайтесь сами!

Отмотал я проходы по большому кругу против старта ни кем не замеченный. Теперь надо снижаться и входить в малый круг. Вышел, как положено, на ДПРС. (А она-то, станция уже другая, и потому теперь в другом месте работает! И я ужо после прохода дальнего не приближаюсь к дрому, а наоборот, удаляюсь от него). Тоном заправского лётчика запросил снижение в малый. Тут ещё, как назло, кучёвку натянуло с Кременчугского водохранилища, 6-8 баллов с нижним краем метров 600-400. Дали мне вход в круг. Снизился до 500, доложил:

— 31й, на первом!

— Выполняй, 31й!

А меня никто визуально не видит! и я!.. ничего!!. не пойму!!! – где я лечу, куда лечу? Вроде ж, всё правильно сделал, как учили: снизился после ДПРС, потом правый круг… А все сёла и дороги подо мной сплошь незнакомые. 15 минут прошло – нет аэродрома! Вот нет его и всё тут! Встал в вираж – ни одного ориентира знакомого не вижу! Слышу – после меня уже человек пять запросились в малый круг и сели уже давно. А меня никак не хватятся! Понял: что-то не то случилось. Дошло: местность под собой не опознаю, куда лететь не знаю, где дром – не имею понятия! Короче: БЛУ-ДА-НУЛ! Пипец котёнку! А топливо? Топливо есть! Это радует!

Прошло ещё пяток минут! Выходил на привод ещё пару раз, молча, снижался – всё равно ничего знакомого под собой не вижу! Молчу! НЕ СТРАШНО, а СТЫДНО! Стыдно сказать в эфир, что над аэродромом потерял ориентировку! Отриммировал я самолёт свой, бросил ручку и РУД, будто на автопилоте лечу. Какой, к чёрту, автопилот на Л-29?! Достал карту, изучаю, сверяю с местностью.

Ни хрена не выходит! Вдруг услышал шум: Л-29 когда разгоняется до 500 км в час, то начинает сильно гудеть, шуметь воздух за кабиной! Эта моя внимательность меня и спасла! Бросил карту! О, боже! Аж деревья рядышком видно! Хватанул ручку на себя! Потемнело в глазах! (Это потом привык, и при 8g не закрывались глазёнки-то, когда летал на спортивный пилотаж!) Выскочил аж на 3000!

Лечу, всё боюсь сказать в эфир! Думаю не о жизни своей, что разобьюсь, а... Ну, доложу! Ну, заведут меня! Ну, сяду! И всё! Спишут к чёртовой матери! Всё! Доорался, допелся п*здёныш! Отлетался, блин! ПОЗОР!

И тут боги меня услышали... О, господи! Самолёт чей-то увидел! Летит куда-то хад! Родненький ты мой, выручай, сволочь! Я, жмурик-жмуриком, по газам и за ним вниз! (Как сообразил – до сих пор удивляюсь! Опыта-то никакого!) Захожу снизу к нему, метров на шесть, пристраиваюсь... Всё! Лятим парой! Молю бога: тока не в зону бы на пилотаж он, мой спаситель, шёл, а домой! Держусь рядом снизу – чтобы он не увидел меня, значит. И лётный бог услышал, наверное, мои призывы! Он, тайный ведущий мой, запросил снижение! Вошли в круг. Он выпускает шасси, и я выпускаю. Он выполняет третий разворот, и я выполняю третий. Вместе выполнили и четвёртый разворот, вышли на посадочный... Меня он не видит! А я глаз от него не отрываю, боюсь потерять! Закрылки – в посадочное положение... А вот и полоса грунтовая наша, родная передо мной! Я ж тебя, дром ты мой любимый, уже полчаса, как ищу! Где ж ты, хад, скрывался!..

Мой невольный ведущий тоже мостится на посадку, меня не видит.

Думаю: ну а теперь ты мне и не нужен уже, братуха!

Но планируем парой. Только бы меня не угнали на второй круг! А то вдруг опять дром не найду!

Доложил:

— 31й, к посадке готов, САМ!

Гыы-гыы! Меня побоялись угонять на второй круг! А братуху моего угнали передо мной! Класс!

Сел нормально! (С перепугу, наверно!)

Заруливаю – ничего не пойму! Взлетал с одним посадочным, а сел с противоположным. И аэродром, вроде, наш!.. И тут только до меня и дошло – старт они без меня поменяли! А я этого в воздухе и не ухватил! Вот потому-то я и аэродром не мог сыскать – не было его в той стороне и не могло быть! Мать вашу!

Зарулил. Выключил движок.

Вместо 25 минут полёт получился на 55!

Сижу в курилке, курю сигарету за сигаретой... Руки трясутся – начало доходить до мозгов, что могло случиться, когда Элка неслась к земле, пока я карту изучал и пытался в ситуацию врубиться! И никто ведь так бы ничего не понял, почему курсант врезался в землю и оказался чёрти-где от аэродрома! И ещё! Хорошо, что в первый мой самостоятельный полёт Л-29 заправили керосином полностью! Топлива хватило на все мои розыскные мероприятия!

Доложил инструктору, честно рассказал, как всё было...

Он мне:

— Пошёл вон, не п*зди!

Только через недёлю, когда нам доводили информацию по подобному случаю, который где-то случился с другим курсантом, до него дошло, что именно я ему рассказал и что это мне, курсанту придумывать не нужно было! Он с кем-то поделился, и пошло всё в обратную сторону!

Подняли все плёнки объективного контроля. Прослушали запись радиообмена. Отыскали всех виновников. Все получили своё: и ОБУ, и РСП, и РП с ПРП, ну и вообще все, кто к этому были причастные и непричастные! Все задним числом отхватили ха-а-ароших п*здюлей! Как там у Пушкина? «Разберись, кто прав, кто виноват, да обоих и накажи!»¹

Я отделался не так больно! Всё же вылетел САМ! Сам справился! ГЯРОЙ! Яму только закопал, что перед этим выкапывал. Ну, это ж не копать! Закапывать легче! Но всё равно ГЕРОЙ!

Вот так мы и лЯтали!

______________________________

1 А.С. Пушкин, «Капитанская дочка» (Примеч. админа)

01158950.jpg

  • Like 1

Подписи ,росписи , в зону ППК.

Link to comment
Share on other sites

Это первый ястреб с кликабельной кабиной в DCSW, возможно поэтому, и не только, он мне как то полюбился :-)


Edited by Dozerblat

"И собрали они царей в местности Армагеддон". (Откровение 16:16)

[sIGPIC][/sIGPIC]

Link to comment
Share on other sites

С форума ЕВВАУЛ:Цитата: 28 ноября 1973г. катастрофа самолёта МиГ-21, аэродром Вазиани, лётчик к-н Елисеев Г.Н.

Лётчик погиб при выполнении боевого задания по уничтожению самолёта-шпиона F-4 в районе Северного Кавказа. Лётчик выпустил по цели 2 ракеты, но промахнулся. Пушка заклинила после нескольких выстрелов. По команде с КП применил таран, самолёты столкнулись. Экипаж сбитого самолёта-нарушителя остался жив, выбросился на парашютах и был захвачен пограничниками.

Это был первый в мире таран на сверхзвуковых реактивных самолётах. Техников полка по вооружению (2 человека), виновных в отказе пушки, приговорили к 3-м и 10-ти годам заключения. За мужество и героизм Елисеев Г.Н. удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно).

По неофициальной версии, лётчик взлетел по тревоге и в спешке авиатехники забыли снять чеки с ракет. Лётчику ничего не оставалось, как применить таран.

 

 

Наказание - жесть!

Вставлю своих 5 копеек . У меня отец служил в Вазиани , и был лично знаком с Елисеевым .Гаражи были напротив . Часто бывали в гостях и знали друг друга хорошо . Отношения были нормальные .Случилось это в 1972 году. Так вот , никого тогда не судили - это точно ! (Только что расспросил отца).
Edited by Vladmode
Link to comment
Share on other sites

Спасибо за разъяснение! Вот интересно, он сам решился на таран, или с земли "подсказали"?
По воспоминания бати :- Елисеев приблизился к самолёту противника слишком близко и вошёл в зону которая была меньше минимально возможной для пуска ракет и он посчитал , что ракета не сможет поразить цель из-за просадки в момент пуска. По поводу пушки информация из памяти выпала (возможно пушка заклинила) . После этого ,насколько я понял , Елисеев доложил ситуацию "на землю" - ему поступила команда : - Тарань ! Что он успешно и выполнил .
Link to comment
Share on other sites

  • ED Team
Вставлю своих 5 копеек . У меня отец служил в Вазиани , и был лично знаком с Елисеевым .Гаражи были напротив . Часто бывали в гостях и знали друг друга хорошо . Отношения были нормальные .Случилось это в 1972 году. Так вот , никого тогда не судили - это точно ! (Только что расспросил отца).

 

Спасибо за разъяснение! Вот интересно, он сам решился на таран, или с земли "подсказали"?

 

По воспоминания бати :- Елисеев приблизился к самолёту противника слишком близко и вошёл в зону которая была меньше минимально возможной для пуска ракет и он посчитал , что ракета не сможет поразить цель из-за просадки в момент пуска. По поводу пушки информация из памяти выпала (возможно пушка заклинила) . После этого ,насколько я понял , Елисеев доложил ситуацию "на землю" - ему поступила команда : - Тарань ! Что он успешно и выполнил .

 

Есть вот такая вот версия от Котлобовского и Сеидова.

 

attachment.php?attachmentid=105096&stc=1&d=1411767031

627061524_MiG-21taranEliseev.thumb.jpg.f04b3d58def63ddabed9cadba0b9e9ec.jpg

НЕТ ВОЙНЕ!

Link to comment
Share on other sites

Кто-нибудь видел фотографии мига с подвешенными бомбами? Что-то я как-то их не могу встретить.

 

Попадались такие. В журналах Авиация и время, статье Гордона и немецкого обозрения авиации ГДР

 

Desktop_2014_10_02_08_57_45_308.jpg.af851b712040d0f19e9b2df6c5df692a.jpg

 

Desktop_2014_10_02_09_08_46_491.thumb.jpg.0073b16f9ccff28c726e67307cff03af.jpg

 

Mig-21_WA2_076.jpg.534d2ca821ef806b2dd60e359147c2aa.jpg

 

Desktop_2014_10_02_13_19_17_070.jpg.ce353980d749951a7da1dc490fca70e6.jpg

 

Desktop_2014_10_02_13_24_51_184.thumb.jpg.c33a5e2e2cf6bffd15102b60016af88c.jpg

 

Desktop_2014_10_02_08_48_13_559.thumb.jpg.7480b06bbc30efa9078f661e85b40115.jpg

 

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Что вы в этой теме всё о печальном и о печальном ..Давайте ещё вам выложу один рассказик ...

ОСОБЕННОСТИ ЛЁТНОЙ СЛУЖБЫ



В ПЕРИОД РАЗВИТОГО СОЦИАЛИЗМА

 

Снова накатила волна воспоминаний, и захотелось рассказать о некоторых ярких моментах из лётной жизни в 80е годы, в период развитого социализма. Летали тогда много. Многое запрещалось. Но многие и обходили эти запреты.

Был у нас на курсе командир батальона курсантов полковник Грачёв Ким Прокофьевич – вечный анекдот. Но душа-человек. Заботился о нас как отец родной. Воспитывал подчинённых, т.е. нас, в силу своего личного мировоззрения. По мелочам не придирался, прощал часто. Пример.

Даже зная, что весь курс по ночам пробирается в его кабинет (сделали дубликат ключей) и по очереди названивают по телефону по всему Советскому Союзу, не предпринимал ничего – не устраивал дотошных разборов с внутренним нарядом, не менял замки и т.д. Понимал, что звонить родным или своей девушке курсант всё равно найдёт, откуда, в крайнем случае, убежит в самоволку...

Да... Прощал... Но и наказывал за дело. Так сказать, чтобы служба мёдом не казалась. И будущие офицеры знали, как воспитывать своих подчинённых.

Между прочим, о самоволках! Как-то собрались мы c другом моим, Вовчиком Антоновым в самоход. Метро раньше в Харькове не было рядом. Начинался метрополитен только со ст. Московский проспект, а это от нашего Восточного посёлка минут сорок на троллейбусе чухать.

Кто же знал, что мы на нашего полковника-комбата наткнёмся, что у него в районе троллейбусного круга засада устроена?

На остановке я с Вовчиком как опытные шпиёны, оглядываясь и косясь во все стороны, ныряем в толпу к задним дверям подошедшего троллейбуса. И... О, ужас! Видим нашего комбата, выскакивающего из кустов со своей… женой. А народу на остановке собралось много. Ломимся с Вовчиком к передним дверям, Ким Прокофьевич топчется с женой у задних. Кое-как по головам харьковских бабушек и дедушек влезли в троллик. Надеемся, что наш командир не вместится, останется на остановке и нас не заметил. Но, чёрт возьми! Боевого опыта полковнику не занимать – какими-то путями он с супругой оказывается в троллейбусе. Мы ждём, когда начнут закрываться все двери, чтобы в самый последний момент выскочить на улицу. (Так во всех фильмах шпионы от слежки отрываются!) Вот двери начинают закрываться, и мы, косясь на комбата и его жену, которые оказались в середине салона, выпрыгиваем на остановку почти на ходу начавшего движения троллика.

Так! Всё! Им никак оттуда не выбраться! Троллейбус отходит!

У нас – рот до ушей. Стоим на остановке с Вовчиком, ржём как лошади. Довольны, что комбата надули!

И тут сзади нам в хвост заходит...

Кто бы вы думали?.. Ответ не верен!

К нам подходит... подходит к нам... не кто иной, как полковник Грачёв К.П. с супругой под ручку!

До сих пор не пойму, как и каким путём ему удалось, находясь почти в середине переполненного троллейбуса, за секунду добраться к задним дверям и успеть выскочить на остановку да так, что мы их и не заметили! Ладно, был бы один, но с женой?! Твою мать!

Короче, опозорил нас батяня-комбат утром на построении перед всем курсом: он нас поймал со своей боевой подругой в самоволке! Влупил нам тогда по пять нарядов вне очереди!

Вот такой служака был наш командир батальона! А жена его – тут однозначно – таких сейчас нет боевых подруг! Кстати (дай бог ему здоровья!), до сих пор жив наш всеми любимый комбат (а ему уже восемь десятков с лишним), даже до сих пор работает охранником на стоянке возле Дворца Спорта станции метро им. Маршала Жукова (раньше была Комсомольская).

...Часто на Л-29 катали боевых подруг. И не боевых тоже. Чаще всего на лагерных аэродромах – там чужих глаз меньше. Ну, это же был аппарат – «Элка», воздушное такси. Прощал любые ошибки. Из штопора даже сам выходил – ручку бросишь, 2-3 витка и самолёт, набрав скоростёнку, выходит сам, без вмешательства лётчика! Но были и такие самолёты, что с передней кабины не выводились из штопора! Такие аппараты увозили в ТЭЧ и с концами.

Об одном таком случае расскажу. Однажды летали с курсантами. Аэродром Великая Круча. Только пришёл я в полк сопливым лейтенантом ещё. Полетел контрольный полёт с курсантом Кусмарцевым на пилотаж. Ну, показываешь ему критические режимы, типа колокола (с отрицательной скоростью), штопор, штопорную бочку и т.д. Условия подготовки тогда были жёсткие: мне на первом году после выпуска (сам ещё баран – бароном был) доверили аж 4 курсанта. Третьего класса ещё не было, а уже – на, учи! Двое из них – почти одногодки мои (я – 1959, а они 1960 года рождения), пришли в училище после техникума.

Да, так вот! В зоне наскребли высоту 4.000 м. (А эту высоту набирать надо было аж минут 15) Показал я курсанту один штопор, потом второй. Третий.

Говорю:

— Всё! Делай сам!

Свалил курсач самолёт в штопор... Один виток... Второй...

— Вывод! — командую я.

Смотрю на горизонт. Курсант всё, вроде, делает правильно. Нога против штопора, ручка управления от себя несколько за нейтральное положение... А… самолёт всё крутится, крутится, всё штопорит и штопорит! Уже воздух за кабиной гудеть сильно начал (скорость-то растёт)! Но и угловое вращение увеличивается! А земля уже близко! Схватил я управление: педаль жму против штопора, ручка управления за нейтральное положение...

Фух! Вывел!

Понятное дело, куча матов по СПУ: «мать-перемать», «спишу, сука» и другие прелести разговорного инструкторского жанра.

Отдышались.

— Давай ещё раз!

Та же самая история! Выводим из штопера на пределе – хоть катапультируйся! Что за чёрт?

Мне стало интересно. Взмок весь, вспотел.

Третий раз. Ввели в штопор повыше. Штопорим. Я уже убрал ноги с педалей, мягко держусь за управление. Смотрю не на горизонт, и только тупо гляжу в кабину – как педалями и ручкой управления курсант работает.

Командую:

— Вывод!

Опять Кусмарцев делает всё правильно, а самолёт всё равно крутится в штопоре! И не хочет выходить!

Снова перехватываю управление, вывел из штопора, затем из пикирования.

Стало страшно. Ведь всё правильно и вовремя сделал сучонок, курсант то бишь.

Думаю: «А если бы я сам полетел на нём один в передней кабине? Выходит, я бы тоже не вывел из переднего кабинета!»

(Могло такое быть или нет, вам решать, только сильно не пинайте меня ногами1.)

Тогда были полёты на сложняк по курсу подготовки лётчиков-инструкторов, где в задании, кроме стандартных переворотов, петель и полупетель, были и выполнение штопоров самостоятельно.

Лятим домой. Перелякал я, конечно, бедного курсача, видно, в полёте насмерть, да так, что на пробеге после посадки и сруливания с ВПП подлянка случилась с нами.

Кричу ему:

— Закрылки убирай! Закрылки! — и другие ласковые слова. Сам ещё не отошёл от такого полёта.

Он и убрал...

Чувствую, что «Эл» пошёл носом вниз. Курсант, оказывается, вместо уборки закрылок (кнопка находится слева на пульте), нажал на уборку шасси (хотя она была под предохранительным колпачком, прямо на передней панели).

На Элке особенность: при уборке сначала убирается передняя стойка, потом основные. Слава богу, я понял, что происходит, и дёрнул стоп-кран, выключил двигатель и, таким образом, не дал давлению убрать основные стойки. Так мы раком и стали на рулёжке. Передняя стойка убралась, основные подогнулись чуток во внутрь, так и замерли в таком положении. Очень сексуальная поза получилась: готовы к половому акту, так сказать, в извращенной форме. Слов нет.

«Половой акт» пришлось ждать недолго, минут пять от силы. Понаехали все – и командир полка, и инженер, даже особист прискакал. Полкач полковник Эдик Онищенко, все его боялись – царёк местного значения – до сих пор его ор перед глазами стоит. Вообще, его просить отвесить п*здюлей долго не надо было. Помню, построение полка, и Эдик перед всем строем срывает с прапоров пагоны…

Короче, меня дрючат (слава богу, без извращения), курсанта – нет!.. Правда, он и так зелёный весь стоит, трясётся, понимает, что натворил. А меня натягивают за неправильную методику обучения.

Да… Тогда я понял, что не каждому человеку подходит метод матюгов, кнута и пряника. Наоборот, у них (таких, как Кусмарцев) от такой методы всё валилось из рук. С такими даже страшно было летать: как заклинет его в полёте, невозможно было сдвинуть ручку управления из задней кабины или педалями шевельнуть – вот так сильно зажимали управление! Тогда меняешь гнев на милость и уговариваешь его уже ангельским голоском:

— Cашенька, миленький, всё хорошо! — хотя до пипец нам оставались секунды. — Ну, брось ручку, сынок! Отпусти, родненький!..

Курсантов я в тот год всё равно всех четверых научил летать, выпустил самостоятельно, так сказать, дал путёвку в небо.

А командир полка, наш замечательный Эдик, от меня избавился легко! Приезжаю из отпуска, а я уже, оказывается, в Чугуеве на МиГ-21 числюсь! Как я потом был благодарен своему курсанту за ту предпосылку к лётному происшествию! Благодаря этому, меня на год раньше перевели на «мигари». Когда мои однокашники пришли через год с Элок в Чугуев, я уже был там старшим лётчиком! Вот так вот...

Да... Ну ладно! А подруг своих «боевых» катали на Элах в основном ночью – меньше глаз. Ведь особисты всегда были где-то рядом. И, конечно, катали на лагерном филде – там ещё меньше любопытных. И, разумеется, об этом потом все знали, но как-то сходило всем с рук. Время было тогда хорошее – период развитого социализма.

На Миг-21 тоже были случаи покатушек «потаскушек», но очень мало. Техника совсем другая, да и взрослее, наверное, стали. Но случаи были. Сам видел, как начальник штаба полка (фамилию называть не буду) ночью катал одну кралю. Техников не боялись брать в полёт, чтобы они ценили своих командиров. Да и считалось это как-то в порядке вещей, внимания сильно никто не обращал.

Наглели тогда бессовестно. Выходим из кабака – все вдрызг! Уходим, когда уже пустой кабак и всех посетителей выгнали после 12 часов, а нас очень слёзно попросили пойти спать, И, не дай бог, если нам по пути встретятся «мусора» ППС. Можем и по мордам, и попинать ногами. Просто так, для профилактики. Всё сходило с рук. У них (мусоров) всё равно был приказ: лётчиков не трогать! В крайнем случае, могли вызвать комендантский патруль, что бы нас отвезти в часть. Авиацию дюже уважали раньше! Представьте такой случай сейчас – даже подумать страшно, что бы было!..

Часто приезжал в гости в родное училище прославленный ас Великой Отечественной войны трижды Герой Советского Союза Маршал авиации Кожедуб И.Н. Иногда для него устраивали показуху. Однажды построили весь полк на ЦЗ для митинга. Подгадали момент, когда комполка полковник Радченко И.И. докладывает Кожедубу. Тут проносится на форсаже пара МиГ-21см, метров на десяти над бетонкой и синхронно делает свечу вверх под 90 градусов (ведущий – командир аэ Тегенёв В. и ведомый – замполит аэ Валера Синило). Иван Никитович Кожедуб даже расцвёл лицом, заулыбался тогда и похлопал в ладоши.

Я не знаю, что за люди в то время были, откуда столько здоровья, но лично видел после посадки у обоих на акселерометре было под 9 единиц вертикальной перегрузки. Самолёты наши старенькие, правда, после этого отправили в ТЭЧ на регламентные работы – заклёпки вколачивать.

Вообще, интересный был человек, этот наш замполит Валерий Синило. Перевёлся из боевого полка к нам. Успел на учениях пострелять и побомбить в Марах (был такой полигон союзного значения). Боевой лётчик 1 класса, а не как мы, «Лётчик-инструктор 1 класса». Ну, настоящий боевой пилот! А его к нам замполитом. Очень вовремя попал! Уже вовсю идёт война в Афгане. Решили сверху, что надо и курсантам перед выпуском на 4м курсе показать боевое применение. Самостоятельно, конечно, они не стреляли с ГШ-23 и блоков, но некоторые курсачи бомбы учились кидать (под Змеёвым – полигон Шебелинка). Так вот, замполит В. Синило почти весь полк научил боевому примененению, начиная с командира полка – и стрелять с ГШ-23, и РС пускать, и бомбить. Молчаливый такой был всегда, золото, а не замполит! В аэ его не видно и не слышно было. Не заставлял лекции классиков марксизма-коммунизма конспектировать и т.д. Но здоровый был, неимоверно. На руках его никто не мог побороть. На пьянках всегда говорил только три слова: «Спасибо, что пришли!» и усё. И тоже самое на свой день рождения!

...На МиГ-21 первых серий (пф, фл) проще было хулиганить. На них «чёрным ящиком» был простейший бароспидограф, который на бумаге-синьке фиксировал только самые важные параметры: высоту, скорость и отметки времени. И по ней определить, какая перегрузка была на посадке (а более 2 ед. считалось предпосылкой к ЛП), включал ли ты форсаж (если включать с перегрузкой, то всё в порядке: не видно всплеска прироста скорости). Бочки, если делать в наборе или снижении (кадушки) тоже не определишь, крути до посинения. Ну, а когда чуешь, что всё равно что-то увидят на этом рулончике бумаги, то после полёта… Тогда ленту барика относил в объективный контроль сам курсант или лётчик. Ну и всё это «объективное добро» терялось по дороге, путём захода по нужде в туалет. Все этим пользовались безбожно. Или по-другому. Если как-нибудь набедокуришь в полёте, берёшь «синьку», садишься и иголочкой копируешь образцовый полёт.

Подписи ,росписи , в зону ППК.

Link to comment
Share on other sites

Когда появились Миг-21пфм, -см, -смт и т.д., стало, конечно, труднее хулиганить. На этих модификациях уже устанавливали САРПП-12 (Система аварийной регистрации параметров полёта). Сей прибор уже записывал почти всё: и движение рулями высоты, и критические углы атаки, и обороты двигателя, и перегрузку, и загорание всех аварийных лампочек. В общем, 15 параметров полёта плюс разовые команды. Хулиганить стали меньше. Ведь без анализа объективного контроля за выполненный вылет самолёт (и лётчик) в полёт не выпускались.

Но иногда бывали случаи (где-то выскочил на критические углы, или выполнил задание неправильно, или лишнюю фигуру крутанул – а всё это считалось предпосылкой к ЛП!), то нужник опять пополнялся уже целой кассетой САРПП-12. Легче было потом выслушать все матюги в свой адрес за то, что уронил в очко кассету, чем заработать предпосылку к ЛП со всеми вытекающими последствиями! Происходило это следующим образом: прилетаешь, заруливаешь на стоянку, каешься в смертных грехах инструктору или кэзэ (будучи уже летёхой), что начудил в полёте, выслушиваешь 5-минутный мат или получаешь по хребту маской (если догонит), дальше направляешь свои стопы в туалет, типа «сортир», и тяжёлая кассета САРПП-12 «случайно» роняется в очко. А инструктор идёт в объективный контроль замазывать потерю кассеты (плата по таксе: обычно бутылка водки или спирта).

kruk_021.jpg

>> Аэродром Чугуев, 1983 год. Первый курсантский экипаж Олега Крюкова на МиГ-21 перед госэкзаменами.

Слева направо: к-т Орманбетов Нурлан (ныне Главком ВВС Казахстана), к-т Опанасенко Ю.М.,

ст. л-нт Крюков О.З., к-т Пивко А.Г., к-т Матюшенко М.Ю. (золотой медалист училища). Фото из архива автора. <<

На спарках Миг-21уc (ум) была маленькая «дырка» в объективном контроле. Горизонтальный полёт. Запоминаешь высоту, скорость и… в задней кабине выключается один хитрый АЗС. И всё, САРПП-12 замер! Ничего не видит, ничего не пишет. Покуролесили, похулиганили над водохранилищем, повосхищали купающихся лядей, на форсаже попугали рыбачков на озере, набираешь ту высоту, что запомнил, устанавливаешь нужную скорость и опять включаешь САРПП-12. Правда, на плёнке прописывается всплеск команд. Опытные отцы-командиры могут сие узреть и спросить по всей строгости лётных законов. Но чаще всего проскакивало!

Запомнился случай на лагерном еродроме в г. Лебедине. Зачем мы это сделали, до сих пор не пойму! Короче, девчат из медтехникума на завтра выгоняли в поле выполнять продовольственную программу (на прополку буряков, по-русски – свеклы). А нас они накануне попросили пролететь над ними, ну, так сказать, «помахать крылышками». Ну, мы, два балбеса, два майора, и полетели парой на Миг-21см к нашим девицам над полем им «крылышками махать». Я – командир звена и мой ведомый старший лётчик. Нашли их сверху как заправские враги-стервятники быстро. Заходим аккуратненько вдоль поля, потыхэньку (скорость где-то 450). Нас заметили издали. Все девчата бросили полоть буряк, машут ручками, платочками, юбочками, может быть, и трусиками (хотелось бы!). Но когда они увидели, что мы парой выпустили шасси, со страху кинулись врассыпную в лесопосадку. Тю! Мы как-то удивились этому. Мы ведь и не собирались садиться! Так, для понта и шума скоростного напора в нишах шасси колёса вывалили. Чо мы, идиоты, что ли – садиться в чистом поле на неподготовленную площадку? Слава богу, техника работает! Что мы там не видели?

У самой земли прошлись пониже, а для пущего эффекта включили ещё и форсажи. Пролетели, что называется, на бреющем.

Набрали высоту. Оборачиваемся...

Свекольное поле до нашего прохода было зелёненьким, а как «помахали мы крылышками», тут же стало чёрненьким – такую пылюку своими форсажами подняли! А погода в тот день стояла безветренная. Противогазов и респираторов ни у кого из девчонок, конечно же, не было! Пришлось потом всему медтехникуму полоть свеклу в пыли, сплёвывая её сквозь зубы и тихо отвешивая в наш адрес (как потом было передано) потребные и непотребные слова. (Наверное, непотребных всё же было больше!) Мы прилетели домой довольные, они вернулись все чёрные, как негры (только глаза и зубы белеют), и злые, как пантеры. Девчата наши после этого неделю с нами потом не разговаривали, подержать себя за интимные места не давали.

...Да! Хорошие были 80-е годы! Молодость, полёты. И вся жизнь ещё впереди!..

  • Like 1

Подписи ,росписи , в зону ППК.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Весной 2014 был в Урюпинске проездом на байдарке :) и обратно ехали за машинами в Новохоперск по Волгоградской трассе, вот увидел и заснял, правда на телефон.

 

CAM00266.thumb.jpg.eabcaf58dbe9ddcb1348e2ecf8e27ab0.jpg

Памятник в виде хвостового оперения самолёта МИГ-21УБ.

В.Б. Попов погиб в 1989 г. при катапультировании. Курсант остался жив.

Адрес: Волгоградская обл., с. Фоминки, на трассе М6

http://www.yaplakal.com/forum2/topic954623.html

Link to comment
Share on other sites

Хвостовая часть не УМки ,а ПэФки !

 

PS когда проезжаю мимо частенько останавливаюсь ,постоять помолчать ...


Edited by FAB999

…В бою не бывает чудес…

 

Мое видео виртуальных полетушек :

https://www.youtube.com/channel/UCWYN_xw4ZJAkJlCPwywW_Lg

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Рисунки технаря...

Автор рисунков - Валерий Медведев. Иркутское ВВАИУ в 1980г. 8 лет техником - в 703 уап Черниговского ВВАУЛ (г. Городня). 12 лет - преподавателем в Васильковском ВАТУ.

http://tankasan.livejournal.com/132402.html

 

Уж больно понравились.

Гражданин, помни - покупая продукцию ED ты поддерживаешь ИГИЛ.

Link to comment
Share on other sites

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
×
×
  • Create New...